Это он устроил «побег из ада»Завтра исполняется 100 лет человеку-легенде летчику времен Великой Отечественной войны и капитану гражданских речных судов на подводных крыльях в мирное время Герою Советского Союза Михаилу Девятаеву – тому самому, который в далеком 1945-м совершил побег из немецкого концлагеря на угнанном им бомбардировщике и вывез еще девятерых узников. Имя советского летчика-истребителя, совершившего побег из немецкого концлагеря на острове Узедом, вошло в мировую историю.

 

Это он устроил «побег из ада»

Скромный речной перевозчик оказался Героем
В преддверии юбилейной даты в Казанском речном порту прошел митинг, посвященный столетию со дня рождения Героя Советского Союза, почетного гражданина Казани, летчика-истребителя и речника Михаила Девятаева. На памятные торжества прибыли дети и внуки Героя, руководители регионального Министерства транспорта и дорожного хозяйства, представители районных администраций Казани, ветеранских организаций, работники и ветераны «Татфлота» и др. Присутствующие поделились воспоминаниями о жизни Михаила Девятаева, о его подвигах и  личных качествах.

Торжества дополнились и другими мероприятиями: 5 июля в кинотеатре «Мир» состоялась премьера фильма, снятого  о Михаиле Девятаеве московскими документалистами. Это он устроил «побег из ада»Памятные митинги, посвященные дню рождения Героя, прошли в Казанском речном техникуме, который носит имя Михаила Девятаева, в музее речного порта столицы Татарстана, где обустроена целая экспозиция о Герое, на улице Сеченова и на его могиле на Арском кладбище в Казани.

«У отца была одна главная мечта в жизни – стать летчиком. Не сразу это получилось. Он был капитаном, а потом летчиком. Кончилась война. И, несмотря на все трудности, он снова оказался на Волге. К сожалению, так сложилось, что его мечте летать больше не пришлось осуществиться. Но он нашел себя в жизни, он любил Волгу. Хочется, чтобы здесь, на берегу реки, стоял памятник отцу», – сказал сын Героя профессор Казанского государственного медицинского университета Александр Девятаев.

Героями не рождаются, а становятся
Михаил Петрович Девятаев родился 8 июля 1917 г., в обычной крестьянской семье в Торбеево Пензенской губернии он был 13 ребенком. В 1933-м Михаил закончил семилетку, а в 1938-м — Казанский речной техникум. Одновременно занимался в аэроклубе. В статусе молодого специалиста приступил к работе в должности помощника капитана баркаса на Волге.

Это он устроил «побег из ада»В годы Великой Отечественной войны Михаил Петрович Девятаев стал летчиком-истребителем, служил командиром звена 104-го гвардейского истребительного авиационного полка на 1-м Украинском фронте. Носил позывной «Мордвин». Вечером 13 июля 1944 г. он вылетел в составе группы истребителей P-39 под командованием майора В. Боброва на отражение налета вражеской авиации. К этому времени гвардии старший лейтенант Девятаев имел на личном счету девять сбитых в воздушных боях вражеских самолетов.

В воздушном бою в районе Львова летчик Девятаев сбил FW-190, но вскоре и сам попал под  вражеский огонь. Самолет Девятаева «Аэрокобра» загорелся, и когда Михаил понял, что что пламя не сбить и к линии фронта не дотянуть, он покинул падающий истребитель.

Еще до раскрытия парашюта, когда над захваченной противником территорией покидал кувыркающийся самолет,Девятаев сильно ударился о стабилизатор. В последний момент он все-таки успел дернуть за кольцо, купол раскрылся, но уже приземлился пилот в бессознательном состоянии. Так его и взяли в плен.

Это он устроил «побег из ада»Ровно через месяц (13 августа 1944 г.) Девятаев с группой военнопленных-летчиков совершил побег из Лодзинского лагеря военнопленных. Их поймали, объявили смертниками и отправили в лагерь смерти Заксенхаузен. По прибытии туда Михаилу с помощью лагерного парикмахера удалось подменить нашивной номер на лагерной робе и сменить статус смертника на статус «штрафника». Вскоре под именем Степана Григорьевича Никитенко Михаил Девятаев был отправлен на остров Узедом. Там размещался ракетный центр Пенемюнде, где Третий рейх вел разработки и испытания нового оружия— крылатых ракет «Фау-1» и баллистических ракет «Фау-2».

Пленных часто отправляли на расчистку аэродрома, где базировались истребители, прикрывавшие ракетный центр с воздуха, и бомбардировщики в исполнении транспортных машин и летающих лабораторий. Михаил очень внимательно присматривался к воздушным исполинам, несколько раз даже сумел забраться в кабину разбитого бомбардировщика, который ремонту не подлежал и за ненадобностью был оттащен на край поля. Так летчик впервые  ознакомился с приборной доской и органами управления вражеской машины, Это он устроил «побег из ада»некоторые надписи перевели с немецкого на русский пленные, владеющие немецким языком: оторванные шильдики тайно проносились в бараки переводились, заучивались для визуального восприятия и потом выбрасывались в выгребные ямы туалетов.

Имея навыки управления более легкими истребителями, летчик издали наблюдал как механики прогревали моторы, как летчики готовились ко взлету, до каких оборотов двигателей доводили бомбардировщик перед взлетом, на каких скоростях и на каком разбеге отрывали его от земли, как совершали посадку. Михаил не раз мысленно поднимал тяжелый бомбардировщик в воздух, представляя действия немецких летчиков. Это была чистая теория.

Рожденный для полетов летать умеет
8 февраля 1945 г., когда группу военнопленных выгнали на расчистку территории от снега, Михаил Девятаев и девять его друзей по несчастью, оказались почти что рядом с подготовленным ко взлету самолетом. Бомбардировщик Heinkel He 111 H-22 в статусе воздушной лаборатории с секретным оборудованием на борту был заправлен, моторы прогреты, а его экипаж отправился на кухню обедать. Охранника быстро обезвредили, и военнопленные во главе с Михаилом забрались в самолет. Летчик запустил двигатели, набрал обороты и… порулил на взлетную полосу. На земле даже не поняли, что и к чему…

С трудом, но самолет удалось оторвать от земли, повергнув в шок всю аэродромную обслугу, начальство базы и бывалых летчиков. Посланный вдогонку истребитель не сумел обнаружить угнанный самолет, который Михаил умело прижимал к складкам местности, делая машину невидимой. Почти у самой линии фронта одинокий Heinkel He 111 H-22 встретил возвращающийся с задания вражеский воздушный ас, но  не смог сбить беглецов, поскольку уже растратил весь боезапас.

А вот российские зенитчики, увидев низко летящий бомбардировщик, не растерялись – ударили прицельно. Подбитый самолет пришлось вести на вынужденную посадку. Михаил приземлил самолет на брюхо возле небольшого польского городка, пролетев в общей сложности чуть более 300 км. Там сбежавших из немецкого плена взяли в плен уже наши артиллеристы, но вскоре поняли в чем дело… Больше всего радовался разведотдел 61-й армии, получивший от беглецов очень важную информацию о ракетном центре Пенемюнде и полигоне Узедом.

Летчик Михаил Девятаев потом вспоминал: «Аэродром на острове  Узедом был ложный. На нем выставили фанерные макеты. Американцы и англичане бомбили их. Когда я рассказал об этом генерал-лейтенанту 61-й армии Белову, он ахнул и схватился за голову! Я объяснил, что надо пролететь 200 м от берега моря, где в лесу скрыт настоящий аэродром. Его закрывали деревья на специальных передвижных колясках. Вот почему его не могли обнаружить. А ведь на нем было около 3,5 тысяч немцев и 13 установок «Фау-1» и «Фау-2».

Позже в наградном листе летчика Михаила Девятаева напишут, что Девятаев доставил командованию «…стратегически важные сведения о засекреченном центре на Узедоме, где производилось и испытывалось ракетное оружие нацистского рейха, точные координаты стартовых установок «Фау-2», которые находились вдоль берега моря. Доставленные Девятаевым сведения оказались абсолютно точными и обеспечили успех воздушной атаки на полигон Узедом».

Михаил Девятаев, как и его девять товарищей, был помещен в фильтрационный лагерь НКВД. После завершения фильтрационной проверки все годные по здоровью продолжили службу в рядах РККА. В сентябре 1945 г. руководитель советской программы по освоению немецкой ракетной техники С. П. Королев вызвал Михаил Девятаев в Пенемюнде. Там Девятаев показал советским специалистам места, где производились узлы ракет и откуда они стартовали, помог разобраться в хитросплетении подземных шах с производственными цехами.

За помощь в создании первой советской ракеты Р-1 — копии «Фау-2» Сергей Королев в 1957 г. подал ходатайство о представлении М. П. Девятаеву звания Героя Советского Союза: 15 августа 1957 г. военному летчику это звание было присвоено. Кроме этого за годы войны Девятаев был награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны I и II степеней, медалями.

Это он устроил «побег из ада»В ноябре 1945 г. Михаил Девятаев был уволен в запас. Здесь ему пригодился диплом речного техникума и полученная специальность капитана речного судна. Поначалу он работал дежурным по вокзалу в Казанском речном порту, с 49-го - капитаном катера, а еще через пару лет проводил испытания и возглавлял экипажи самых первых отечественных судов на подводных крыльях «Ракета» и «Метеор».


Незадолго до смерти (умер 24 ноября 2002 г. в возрасте 85 лет) Михаил Девятаев во время съемок документального фильма о нем, приехал на аэродром в Пенемюнде, поставил свечи в память о погибших товарищах и встретился с немецким пилотом Гюнтером Хобомом - тем самым, который вылетел вдогонку угнанному бомбардировщику, но не нашел его.

Подвиг получил сподвижников
Редакция поинтересовалась другими историями об угоне фашистских самолетов и побеге летчиков из немецкого плена на захваченных самолетах. Как оказалось, за годы Великой Отечественной войны было еще три таких случая. Летчик-истребитель младший лейтенант 14-го гвардейского истребительного полка (13-й воздушной армии) Николай Лошаков, совершивший 121 боевой вылет, сбивший два вражеских самолета лично и один в составе группы, 27 мая 1943 г. на самолете Як-1Б был сбит в воздушном бою, выпрыгнул с парашютом и попал в плен. 11 августа 1943 г. вместе с другим советским военнопленным, сержантом бронетанковых войск Иваном Денисюком, совершил побег из немецкого плена на самолёте «Шторх».

Летчик-штурмовик, гвардии майор 93-й гвардейского штурмового авиационного полка 17-й воздушной армии Сергей Вандышев в июле 1944 г. в составе эскадрильи штурмовиков вылетел на уничтожение крупного склада боеприпасов противника. При возвращении домой после успешного выполнения задания самолет Вандышева был сбит. Летчик был вынужден приземлиться на территории врага. Будучи тяжело раненым, он был захвачен. 22 апреля 1945 г. бежал из плена с острова Рюген: вместе с другими советскими пленными организовал восстание и, захватив самолет, перелетел через линию фронта к своим.

Летчик 183-го истребительного авиационного полка, впоследствии ставшего 150-м Гвардейским ИАП, Владимир Муратов в мае 1944 г. после проведения воздушной разведки был сбит над вражеской территорией и попал в плен. На строительстве капониров Муратов стал очевидцем того, как немецкий офицер ударил по лицу румынского механика в чине капрала. Румын заплакал. Улучив момент, Муратов заговорил с ним и предложил бежать вместе. Румынский капрал Петр Бодэуц незаметно раздобыл парашюты, приготовил самолет к взлету. Русский и румын вместе бросились в кабину. В последний момент к беглецам присоединился Иван Клевцов, впоследствии Герой Советского Союза. Муратову удалось поднять самолет в воздух, перелететь линию фронта и посадить машину на одном из наших аэродромов.

Это он устроил «побег из ада»

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить