Борис БИЛЛИХ
Родился в 1968 г. в Германии, в городе Леррах. Изучал экономику и информатику по стипендии компании Daimler-Benz. Работает в Daimler AG с 1990 г. в основном по направлению продаж и маркетинга как в головном офисе, так и за границей. Жил и работал в ОАЭ, Чехии и с 2008 г. – в России. С 2010 г. и по н. в. является генеральным директором «Мерседес-Бенц Тракс Восток» – совместного предприятия Daimler AG и ОАО «КАМАЗ», занимающегося импортом, производством и продажей грузовых автомобилей Mercedes-Benz в России.
Женат, воспитывает троих дочерей.



«Мерседес-Бенц Тракс Восток»
Совместное предприятие концерна Daimler AG и ОАО «КАМАЗ» – ООО «МБ Тракс Восток» – было создано в 2010 г. как генеральный импортер грузовой и специальной техники Mercedes-Benz в России. Продажа грузовых и специальных автомобилей осуществляется компанией через дилерскую сеть, насчитывающую 32 официальных дилерских центра в крупнейших регионах страны. Квалифицированное техническое обслуживание предлагают 40 авторизованных сервисных центров на территории РФ.

– Что существенного произошло за минувший год для марки Mercedes-Benz в России? Как вы оцениваете емкость российского рынка коммерческого транспорта?
– Минувший год был важнейшим в посткризисный период. Он показал, что кризис прошел, по крайней мере, для европейских производителей грузовиков. Не для всех он такой же хороший, как 2008-й, но у некоторых фирм продажи вышли на прежний уровень и даже его превысили. Если посчитать и российских, и зарубежных производителей, то рынок в целом пока меньше, чем в 2008-м, но прошлый год дал надежду на дальнейшее улучшение ситуации и в 2012-м.
Признаюсь: позитивная ситуация 2011 г. была для нас не совсем ожидаемой. Мы предполагали, что должно пройти больше времени, прежде чем рынок поднимется на докризисный уровень. И поскольку мы не ожидали такого подъема, только во втором полугодии компания стала наращивать темпы производства. К концу года этих темпов нам не хватало. В итоге, с одной стороны, мы очень довольны результатами – у нас абсолютный рекорд продаж, а с другой стороны, мы могли добиться большего. Об этом говорит и доля рынка. Она получилась не такой, к которой мы стремились, и в нынешнем году мы постараемся исправить ситуацию.

– Какую долю вы хотели бы получить на российском рынке?
– Точной цифры я не назову. Мы оцениваем, что для европейских производителей объем продаж новой техники в России в прошлом году составлял 25,5 тыс. грузовых автомобилей, и мы заняли 11–12 % рынка. Если рынок останется на прежнем уровне или немного вырастет, то на 2012 г. нашей целью будет более 15 %. Это станет этапом на пути к доле в 30 %, которая для нас является целью в среднесрочной перспективе.

– За счет кого и за счет чего вы хотите увеличить долю, если другие импортеры также стремятся расширить свое присутствие?
– Конечно, если сложить вместе, какие доли рынка хотят занять все европейские производители, то получится 150 %, если не больше (смеется). И это нормальная ситуация.
В России огромный потенциал для нашей марки. Пока что здесь мы продаем существенно меньше, чем в среднем по европейским странам. Но у нас лучший продукт, хорошие цены, быстро развивающаяся сеть дилеров и сервисных партнеров. Мы в себе уверены и можем говорить о том, что достигнем поставленных целей. Мы обязаны иметь в Россию такую же позицию, как в Европе.

– Насколько успешным был старт продаж 2012 г.? Каких результатов вы намерены добиться в первом полугодии, до вступления РФ в ВТО?
– По сравнению с первыми двумя месяцами 2011 г. январь и февраль 2012-го стали более успешными. Но нужно отдавать себе отчет в том, что январь и февраль всегда характеризуются умеренной активностью. Они не отражают масштаб всего года, хотя уже сейчас видно, что мы на более высоком уровне продаж, чем годом ранее. У нас заключено много контрактов, идут переговоры по новым сделкам и непрерывно осуществляются поставки новой техники.
Лично я не уверен, что вступление России в ВТО как-то повлияет на темпы продаж. Оно не повлияет на количественную потребность наших клиентов в новой технике – перевозчики по-прежнему будут покупать машины именно тогда, когда в них будет возникать необходимость.

– При разговоре о вступлении в ВТО я имел в виду, что этот процесс может отразиться на производстве в Набережных Челнах…
– Пока неизвестно, какие правила обретут силу после вступления России в ВТО. Только после того, как мы будем их точно знать, можно будет делать какие-то выводы. Мы готовы ко всем вариантам, потому что можем производить все, что нужно для российского рынка, в Набережных Челнах, и в то же время при необходимости ввозить всю ту же технику из Европы. В любом случае, ситуация не дойдет до одного из пограничных сценариев, при котором мы будем производить грузовики только здесь или исключительно закупать в Германии. Но понятно, что новые таможенные ставки приведут к увеличению импорта новых грузовиков.

– У «Мерседес-Бенц Тракс Восток» есть квоты, установленные заводом-производителем или нет? Вы их выбираете в полном объеме?
– Квот у нас нет. Конечно, может случиться, что потребность в поставках резко возрастет и превзойдет мощности завода. Это одна из основных причин, почему мы не даем клиентам гарантий относительно того, в каком месте будет произведен грузовик. Мы распределяем заказы на производство между тремя заводами: в Вёрте (Германия), Аксарае (Турция) и Набережных Челнах (Россия). Поэтому если клиент сегодня закажет тягач Mercedes-Benz Axor, мы не скажем ему сегодня же, где его произведут.

– Каким вы видите уровень спроса на грузовые автомобили в России? Какой сегмент, на ваш взгляд, будет развиваться быстрее и почему?
– Если смотреть на российский рынок структурно, то солидный потенциал есть для среднетяжелых грузовиков. Сегмент между 6 и 16 тоннами меньше представлен, чем на сравнимых с Россией рынках Европы. Здесь в перспективе будут достигаться потенциально более высокие результаты. Но я говорю это уже в течение пяти лет.
Если смотреть реалистично, то в более краткие сроки мы станем свидетелями роста подвижного состава для международных перевозок. Если кризис в Европе уляжется и улучшится ситуация в экономике, то у нас этот рынок существенно поднимется.
Но и потенциал в строительном сегменте просто огромный. Это однозначно два самых больших и быстро растущих сегмента.

– Ваши конкуренты стремятся участвовать в крупнейших тендерах на транспортное обеспечение объектов Универсиады 2013 г. в Казани, зимней Олимпиады 2014 г. в Сочи, Саммита стран АТЭС во Владивостоке и Чемпионата мира по футболу 2018 г. в России. Как вы работаете в этом направлении?
– Названные проекты – самые крупные и публичные, мы намерены участвовать в них всех и работаем над этим. Но в масштабах рынка это только небольшая часть. Есть и другие строительные проекты, например, скоростная трасса Москва – Санкт-Петербург, строительство региональных дорог и т. д. Достаточно просто оглянуться и увидеть, сколько строек ведется в Химках, где расположен наш офис. Конъюнктуру создают не крупные престижные проекты, а более мелкие, разбросанные по всей стране. Мы работаем с клиентами, которые участвуют и в масштабных, и в локальных проектах.

– В какие компании идут самые большие поставки техники, в каких регионах РФ отмечается наибольший спрос на грузовики Mercedes-Benz?
– По политическим соображениям я не могу назвать конкретные компании, в которые идут самые большие отгрузки. Но могу сказать, что добрая слава  о наших грузовиках уже достигла большинства регионов России. Раньше нормальным было, когда в транспортной компании появлялся трех- или пятилетний грузовик Mercedes-Benz, потому что большинство из них ввозили уже в статусе подержанных автомобилей, а сейчас видно все больше и больше новых машин. Благодаря этому клиенты видят, насколько Mercedes-Benz надежен, экономичен и выгоден в эксплуатации, причем не только в сфере международных перевозок, но и на строительных площадках Сибири, Дальнего Востока, Урала и других регионов.
Важнейшим регионом для нас стал Татарстан. Здесь не только наше производство, но и наши клиенты. Для нас это, по сути, малая родина.
Что касается потенциала роста, то мы видим его за рамками мегаполисов вроде Москвы и Санкт-Петербурга. По сравнению с ними во всех федеральных округах мы ожидаем увидеть рост продаж выше среднего.

- На ваш взгляд, структура клиентского спроса после кризиса такая же, какой была до 2008 г. или произошли перемены? Перевозчики чаще заказывают автомобили в упрощенной комплектации или наметилась другая тенденция?
- Я думаю, что кризис помог предпринимателям разобраться в том, чего точно они хотят. До кризиса смотрели, в основном, на один-два критерия, а остальные моменты были за рамками переговоров. Сейчас клиенты больше присматриваются к комплексному оснащению. Сделан очень большой шаг от дискуссии вокруг одной только розничной цены автомобиля к более четкому осмыслению стоимости владения в течение какого-то времени. Цена нового автомобиля, его надежность, остаточная стоимость, расход топлива, затраты на запчасти и сервисные расходы, - теперь все это рассматривается вместе.


- Какова, в связи с этим, перспектива продвижения на российском рынке системы FleetBoard?
- На российском рынке у нее большое будущее. Для профессионального управления большими флотами пока нет лучшей системы, чем FleetBoard. В такой огромной стране, как Россия, очень важно знать, где именно находится машина и что с грузом, иметь возможность получать информацию о ее техническом состоянии и о стиле работы ее водителя. Руководители транспортных компаний заинтересованы в том, чтобы машины эксплуатировались максимально эффективно, с наименьшими затратами. Поэтому на новых Actros в Европе FleetBoard устанавливается уже серийно. 

- Борис, конкуренты любят подчеркивать, что их техника адаптирована для жестких условий эксплуатации в России. Что в этом плане предлагает перевозчикам Mercedes-Benz?
- А что такое Россия? Если посмотреть, то условия эксплуатации – на Кубани, в Сибири, на Дальнем Востоке – везде разные. Наши машины ездят и по хорошим, и по плохим дорогам, и в холодном, и в жарком климате. Mercedes-Benz предлагает неимоверное количество опций, позволяющих адаптировать автомобиль под конкретный регион. Мы обсуждаем с клиентами условия эксплуатации и помогаем составить оптимальную индивидуальную спецификацию. И здесь я могу с уверенностью сказать, что Mercedes-Benz – именно тот производитель, который предлагает своим клиентам лучшее.

- Сейчас модно говорить об инновациях. Что в этом плане Mercedes-Benz внедряет в производство на территории РФ?
- В целом производство в Набережных Челнах не отличается от Вёрта или Аксарая. Но если машина производится здесь, проще что-то поменять или добавить. И надо подчеркнуть, что, если брать не только тягачи, машина оценивается вместе с надстройкой. Это непростая работа по совмещению шасси с надстройкой, и наше преимущество здесь – возможность поставлять комплектный автомобиль из Набережных Челнов.

- С кем из производителей надстроек вы сотрудничаете?
- Вообще мы работаем со всеми кузовостроителями. В Набережных Челнах это НЕФАЗ, Meiller, Schmitz-Cargobull – с ними у нас договоры. С остальными возможность сотрудничества обсуждается.

- На заводе в Набережных Челнах собирают модели Actros, Axor, Atego и Unimog. Добавится ли к ним модель Zetros? Каковы перспективы ее поставок в Россию?
- Mercedes-Benz Zetros – машина, очень интересная для определенного сегмента рынка. В первую очередь, это энергетические предприятия нефтегазовой отрасли, строительные организации и т. д. У нас ведутся переговоры в разных отраслях, заключены несколько контрактов, что показывает большой потенциал в данном сегменте. Но по сравнению с общим рынком этот сегмент маленький. Скажем так, Zetros – очень хороший специалист, но не для массовых продаж.

- На какой период в 2011 г. пришелся пик продаж и когда он наступит в нынешнем году?
- Традиционно продажи хорошо идут в мае-июне и в ноябре-декабре. В этом году плюс-минус будет то же самое. И, может быть, нынешняя весна станет лучше предыдущей, потому что решится множество экономических вопросов, «тормозивших» рынок ранее.

- Ваша главная задача 2012 г.?
- Основная цель – увеличить долю рынка. Если говорить в целом, то 2012 г. должен стать большим шагом к «номеру один» на рынке России. Наши акционеры являются самыми крупными производителями грузовиков в России и в мире. С этими генами есть только один путь – занимать первое место, и мы над этим работаем.
 
Александр ТРОХАЧЁВ
Фото автора

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить